Школа и современная молодежная субкультура

На современных русских школьников оказывают влияние три соци­альные тенденции. Во-1-х, это преобразования, претерпе­ваемые государством, которые отражаются на конфигурациях в ценнос­тях юного поколения. Изменение общества (рыночная эко­номика, соц расслоение, демократические университеты, массовая культура) неизбежно производит совсем другие социальные условия, что делает и принципно новые требования Школа и современная молодежная субкультура к школе. Во – вторых, с большей либо наименьшей силой, школе всегда приходилось сталкиваться с таким явлением как молодежная подкультура, другими словами с особенностями, которые позволяют созидать в молодежи необыкновенную социальную группу, со своими фаворитами, кумирами, иерархией, разделением на группы, модой, языком, отношением к жизни, психологией. В – третьих, школа должна учитывать Школа и современная молодежная субкультура и то, что, невзирая на все социальные последнего десятилетия сохранялся довольно размеренный рейтинг ведущих молодежных ценностей: здоровье уверенность внутри себя (способность «пробиваться» в жиз­ни) любовь, достаток, работа, семья. Современная школа, если она стремиться интенсивно участвовать в формировании молодо­го поколения Рф, не может не учесть эти тенденции Школа и современная молодежная субкультура.

Норма XIX века - школа готовит грядущего интеллектуа­ла,— соответствующая только для элитарной части русского об­щества тех пор, в XX веке становится ориентиром для массового школьного образования. В последние годы этот ориентир уже не единственный. Посреди школьников и студен­тов появились относительно новые группы, отличающиеся своим отношением к образованию - «прагматики», «эмиг Школа и современная молодежная субкультура­ранты» (только такое образование, которое понадобится для будущей престижной профессии, для работы за рубежом). При всем этом еще сохраняется значимая часть учащихся, или нацеленных на получение доброкачественных познаний (будущих интеллектуалов), или готовых обучаться по привычке. Идет соц расслоение школьников (в Петербурге это 2 % учеников из состоявшихся семей, которые Школа и современная молодежная субкультура могут предоставить ребенку фактически все, прямо до личной машины и жилища и 11% из семей, живущих у черты бедности). Их отношение к учебе, школе различное. Сейчас по данным петербургских социологов образования только 20% учащихся городка нацелены на прилежную учебу. 55 % — прагматики, видящие в ней только необходимость в подходящих оценках, документах об образовании Школа и современная молодежная субкультура, в перспективе — в занятии прибыльного социаль­ного положения. 12 % флегмантичны к учебе и около 10 %, учить­ся не желают ни в коем случае (т. н. «негативисты»). В провинции мотивация к учебе выше, чем в больших городках, да и способностей меньше. Имеется очевидный запрос молодежи на школу, которая сумеет работать со всеми пред­ставленными «ролями Школа и современная молодежная субкультура» учащихся. От школы требуется реали­зация различных вариантов образовательных услуг для этих че­тырех групп.

Но школа как и раньше старается избавиться от «негативистов» и работать для высоко целевых к обучению деток. При всем этом учить ей приходиться все категории.

Современная российская школа слабо учитывает детс­кие Школа и современная молодежная субкультура физиологические и психические трудности как пробле­мы не только лишь социальные, да и фактически педагогические. По­казатель общего нездоровья учащихся доходит до 85 % малышей, невротического — до 20 %. Разным формам насилия со сто­роны взрослых в Петербурге подвергается каждый восьмой ребенок. А школьные преподаватели не могут результативно посодействовать детям в решении этой Школа и современная молодежная субкультура задачи. Последствия, в виде суици­дального поведения и подростковой злости, известны. Пе­дагогам издавна пора осознать, что предметы, учеба, оценки и эк­замены совершенно не так важны по сопоставлению со стихийно про­исходящей сейчас молодежной социализацией — выработкой стереотипов поведения, которые будут управлением и во взрослом возрасте. И главные детские задачи и Школа и современная молодежная субкультура трудно­сти,— неуверенность внутри себя, слабость, изоляция в груп­пе, сверхответственность,— решаются конкретно в школе. В про­тивном случае они станут отравлять человеку (и обществу) жизнь в предстоящем.

По данным социологов молодежь строит очевидно нереаль­ные актуальные планы. Юные люди желают получения ву­зовского образования по престижным Школа и современная молодежная субкультура профессиям (юридичес­ким, экономическим, управленческим, гуманитарным), но не желают серьезно обучаться и не учитывают спрос на их. Они желают иметь размеренную высокооплачиваемую и престижную работу с комфортабельными критериями труда (миф о предпринимателе), но не желают личной ответственности и риска, - обязательных атрибутов рыночной экономики. Труд, профессия, работа, увлекательная сама по для Школа и современная молодежная субкультура себя исчезает из системы молодежных ценностей современной Рф. Зато появились желание веселиться, отдыхать, что просит высоко оплачиваемой работы. Налицо противоречие способностей и потребностей молодо­го поколения, сформированное стереотипами массовой куль­туры общества употребления (ничего пока толком не умея, го­товы работать только за огромное вознаграждение).

Как реагировать школе на Школа и современная молодежная субкультура эту ситуацию? Принять как дан­ность и пустить все на самотек, продолжать пробовать внушать ценности и представления о жизни прошлых десятилетий? Либо пробовать предупредить, уверить в трудности реализации этих «наполеоновских» планов? Очевидно, что школе нужен школьный фактически направленный курс общественного образования учащихся. Диалог, способный уверить их в том, что Школа и современная молодежная субкультура далековато не все взрослые с их назиданиями - это «отстой».

В исследовательских работах отмечается недочет у молодежи пат­риотизма и гражданственности, ее штатская незрелость. Желание родиться и жить в другой стране соседствуют с от­сутствием желания сделать что-либо общественно полезное. Характерный части молодежи экстремизм в купе с Школа и современная молодежная субкультура об­щественно-политическим инфантилизмом, как указывает история молодежного движения, чреват аналогом западного молодежного мятежа конца 60-х.

Происходит крах «вечных» ценностей (любовь, семья выполнение законов). Молодежь изменяет отношение к любви и семье, нередко противопоставляя их. Сексапильная революция в Рф соединяет скоротечность ее как естественного шага в развитии современного общества и как явления Школа и современная молодежная субкультура, ставшего объектом коммерции. Сексапильные дела вне брака не рассматриваются сейчас юными людьми как безнравственные(75%), как и семья без малышей (35 %). При всем этом, статистика современных разводов указывает, что происходят они в большинстве случаев конкретно из-за духовной несовместимости партне­ров (84 %), когда семья перестает быть психическим убе­жищем человека, а Школа и современная молодежная субкультура совсем не по причинам сексапильного плана. Кумирами молодежи стали кумиры силы — массовые, низко­пробные исходя из убеждений обычных представлений классичес­кой культурной традиции взрослого поколения. Молодежные злодеяния с их не поддающейся объяснению беспощадностью, омоложение преступности нельзя разъяснить только бедностью определен­ных соц групп либо характерным молодежи желани­ем показать себя, отрицая Школа и современная молодежная субкультура принятые в обществе правила. Это итог противоречия меж сформированными СМИ за­вышенными потребностями молодежи и ее естественно (в силу возраста, квалификации) недостающими соц и про­фессиональными способностями.

Не может не тревожить наркотизация молодежи (10 % на­селения, из которых 60 % — до 25 лет) и подростковые суици­ды (70 % из-за конфликтов Школа и современная молодежная субкультура с родителями, на втором месте школьные задачи, препядствия общения со сверстниками -на 3-ем). Молодежную наркотизацию тем паче нельзя разъяснить имущественным положением их семей. Посреди упот­ребляющих (хотя бы однократно) психотропные вещества по Петербургу 40 % — учащиеся гимназий и лицеев, 10 % — сту­денты вузов, 15 % — будущие преподаватели.

Современная русская молодежная подкультура вестернизирована, аполитична, контркультурна Школа и современная молодежная субкультура, но функцию объединения молодежи на базе некоторых общих ценностей и поведения как и раньше делает (к примеру, молодежный жар­гон). Наличествуют отчасти молодежный национализм и военно-государственный нрав восприятия прошедшего (оп­росы проявили, что в рейтинге величавых деятелей Рф пер­венствуют Петр Величавый, Иван Суровый, Иосиф Сталин, от­ношение к достижениям Школа и современная молодежная субкультура которых очевидно не может быть только положительным. Величавых же деятелей русской культуры для молодежи вроде бы и не существует).

Юное поколение все почаще выступает только как коллективный потребитель массовой культуры, но не ее созидатель. Эта бездуховность молодежи соседствует с современным религиозным идолопоклонством, в особенности проявляющимся в деятельности тоталитарных сект. Юные Школа и современная молодежная субкультура люди считают себя верующими (60%), но 43% из их никогда не были в храме ни одной конфессии на богослужении. Таким макаром, исторически существовавшего религиозного «ограничителя» нравственности сейчас в Рф тоже нет. Нет и единства в гос молодежной политике, е стратегического выбора: помогать только социально незащищенным слоям молодежи, либо Школа и современная молодежная субкультура работать со всей молодежью в целом как группой, нуждающейся в особенном внимании страны.


shk-gruppi-pedagogicheskogo-otdeleniya.html
shkaf-vvoda-s-viklyuchatelem-vvtel-10.html
shkala-2-ispolzovanie-sebya-v-kachestve-etalona-pri-ocenke-povedeniya-i-obraza-mislej.html